Казахстан. Школа самовыживания для крестьян и их коров

11 марта 2008, 11:28
Минсельхоз полностью сосредоточился в животноводстве на поддержке крупных и средних сельхозпредприятий. Крестьяне, оставшиеся без господдержки, должны либо объединиться, либо сократить продажи мяса

Казахстанцы едят мало мяса. Учитывая наши гастрономические традиции, в это сложно поверить, но это так. Жителю нашей страны положено съедать в год 48 кг мяса, в то время как в России этот показатель почти вдвое больше – 81 кг в год на человека. Правда, нормативы мы перекрываем, но не слишком – всего в прошлом году потребность в мясе, согласно национальной норме, составляла 735,2 тыс. тонн, а фактическое потребление было на уровне 970 тыс. При этом, производство мяса растет на 5–6% в год, в убойной массе оно увеличилось с 654,5 тыс. тонн в 2001 году до 808,6 тыс. в 2006−м. Закрыть потребности собственного рынка наши производители не могут. Разрыв закрывает импорт – в 2007 году в РК было завезено из-за рубежа 152 тыс. тонн мяса птицы, 13,3 тыс. тонн говядины и 2,9 тыс. тонн свинины.

Импортное мясо – конкурент отечественного продукта. В мясе, продаваемом казахстанскими производителями, многовато костей. Средний сдаточный вес баранины у нас примерно 31–33 кг, тогда как на Западе стандарт не меньше 48 кг, по крупному рогатому скоту (КРС) у нас 280–320, а в развитых странах – около 450 кг. Кроме того, себестоимость нашего мяса по разным видам выше импортного в 1,5–2 раза. Да и ветеринарные требования не всегда на высоте. Животные больше болеют, поэтому используется масса лекарств, что по мировым стандартам недопустимо. А еще казахстанское мясо в основной массе не соответствует мировым требованиям из-за несбалансированности кормов. Мало в рационе сочных кормов, сенажа, монокорма (зерносенаж), кормовой свеклы, белков, необходимых минеральных добавок и витаминов.

Словом, едим мы мясо и не очень качественное, и дорогое. Однако на всех уровнях власти, когда речь касается дальнейшей судьбы животноводства, ее рассматривают лишь с позиций экспорта. А какие-либо отраслевые задачи – с точки зрения увеличения продаж за рубеж. Отсюда, вероятно, проистекает и заниженная оценка масштаба проблем, накопившихся на сегодня в животноводстве. В целом на поддержку сельского хозяйства в республиканском бюджете-2008 заложено 21,7 млрд тенге. Казалось бы, солидная сумма. Но она составляет лишь около 2% от валового сельхозпродукта, в то время как, например, ВТО допускает господдержку в объеме 5–10% от этого показателя. Но и из этих небольших денег на поддержку племенного животноводства будет выделено лишь 1,8 млрд тенге, а на повышение продуктивности и качества продукции животноводства – лишь 3,7 млрд. В основном они достанутся средним и крупным предприятиям, хотя около 90% производства животноводческой продукции в Казахстане приходится на долю мелких производителей. Поэтому возникают большие сомнения в том, что аграрная политика правительства окажется эффективной. А вот в том, что она повлечет за собой негативные социальные последствия, сомнений нет.
Порода кормит

Одна из главных проблем производителей мяса, непосредственно сказывающаяся на объемах производства и качестве мяса, – недостаток племенного скота. По данным Минсельхоза, динамика образования племенных хозяйств положительная, ежегодно их количество увеличивается в среднем на 35–40. Но целый ряд регионов не имеет собственной племенной базы, в частности, в скотоводстве – Южно-Казахстанская, в овцеводстве – Северо-Казахстанская, в свиноводстве – Акмолинская, Западно-Казахстанская области, в птицеводстве – Актюбинская, Атырауская, Жамбылская, Западно-Казахстанская, Кызылординская, Мангистауская, Павлодарская области.

Низок удельный вес специализированных хозяйств, занимающихся производством говядины, свинины и баранины. В Акмолинской области нет ни одного специализированного хозяйства в свиноводстве и овцеводстве, в Северо-Казахстанской области – в овцеводстве, а в свиноводстве и мясном скотоводстве только по одному хозяйству.

По словам директора департамента развития животноводства и ветеринарной безопасности Минсельхоза Рабиги Токсеитовой, численность племенных животных ежегодно увеличивается в среднем на 25–30%, но их удельный вес все еще невысок (см. график 1).

Государство пытается принять меры для улучшения качества поголовья скота. «С целью увеличения удельного веса племенных животных приоритетных пород снижены минимальные требования к численности маточного поголовья в мясном скотоводстве – до 70. При этом сохранен на определенный период установленный минимум по продуктивности. А в овцеводстве – до 1000 голов, что даст возможность многим потенциальным хозяйствам приобрести статус племенного и получать субсидии из местного и республиканского бюджетов», – поясняет г-жа Токсеитова.

На этот год будет просубсидирована закупка пород с высоким генетическим потенциалом казахской белоголовой и аулиекольской, а также санта-гертруда и шароле. Многие животноводы не согласны с таким выбором и настаивают на расширении списка пород, требующих господдержки. В свиноводстве приоритетными оставлены три породы – крупная белая, немецкая благородная, дюрок. В мясо-сальном овцеводстве – эдильбаевская, казахская курдючная, сарыаркинская курдючная, гиссарская.

Но остается еще одна проблема. Содержание племенных животных требует соблюдения строгой технологии кормления. Иметь в стаде породных животных очень хлопотно, поэтому не все животноводы, даже несмотря на государственное субсидирование искусственного осеменения, идут на увеличение племенных животных в стаде.
Легче отдать дешевле

Когда четыре года назад создавалась корпорация «Мал Онимдери», предполагалось, что она аналогично «Продкорпорации» будет закупать у крестьян продукцию животноводства и проводить необходимые интервенции на рынок. Однако кроме постоянной критики на отраслевых совещаниях со стороны аграриев в адрес корпорации другой оценки не имеется. Эксперты Всемирного банка также высказывают сомнение в эффективности этого института. Между тем в этом году корпорации выделен один миллиард тенге на проведение закупочных операций и ценовых интервенций по мясу говядины в объеме 3 тыс. тонн.

Что и кому даст эта мера – вопрос спорный. Было бы эффективней направить эти средства непосредственным производителям. Цена, по которой производитель продает мясо перекупщикам, не позволяет применять интенсивные методы выращивания животных, не то что заниматься расширенным воспроизводством. По сравнению с 2003 годом сейчас корма подорожали вдвое, дорожают ГСМ, кредиты становятся все менее доступными. В этих условиях имеющихся госдотаций явно недостаточно. Если в стаде не менее 150 голов животных приоритетных пород, то при производстве 1 кг мяса КРС дотируется 138 тенге вместо 90 тенге в прошлом году, вне зависимости от породы. По свинине стало чуть больше 90 тенге на 1 кг, с увеличением лишь на несколько пунктов. По мясу птицы господдержка выросла с 47 тенге до 66. К сожалению, дотирование производства яиц еще не одобрено МБЭП и пока производиться не будет.

«У нас, как и у многих, есть зерновое и животноводческое производство – свинина на откорме. Тонна ячменя сегодня стоит 22 тысячи тенге, продаем килограмм свинины за 300 тенге, дотировали нам 88 тенге. Если считать ячмень по рыночным ценам, то получается невыгодно для животноводства. Отдавать свиноводам по 10 тысяч – какой смысл? Чтобы они работали ради работы? Нам легче отдать разницу свиноводам 12 тысяч и сказать, чтобы те ничего не делали. У нас есть колбасный цех, но он не может покупать нашу свинину, у частника дешевле – он где-то корма… украл – не украл, скажем, дешевле достал, свой труд не считает, электричество не считает. А у нас специалистов не хватает. И проблема не в кадрах, а в их оплате. Кто пойдет на 15–16 тысяч работать ветврачом, зоотехником? Если будем платить по 50 тысяч тенге, то вся прибыль уйдет на зарплату. Сейчас для нас животноводство – хобби», – сетует один из учредителей ТОО «Агросоюзсервис» Шалва Джакутошвили.

Есть здесь и недоработка местных органов власти, которые также должны предусматривать в бюджетах средства на субсидирование стоимости кормов. Однако, по словам Рабиги Токсеитовой, в прошлом году только Актюбинская область выделила на эти цели 31,4 млн тенге, недавно объявила о поддержке своих аграриев ВКО. Остальными областями выделение средств на удешевление кормов не предусмотрено. Частник, мелкий производитель, не получая помощи и в таком размере, вынужден по традиции добывать дешевое зерно сам. Этим промыслом занимаются практически все сельчане, а проблемы охраны зерна становятся проблемами зернопроизводителей. Некоторые крупные зерновики считают, что выгоднее продать местным жителям часть зерна подешевле, нежели заниматься его усиленной охраной.
Объединить в отряды

Главная головная боль Минсельхоза и местных властей – структура отрасли. На конец 2006 года большая часть поголовья (в пересчете на условные головы КРС), по данным Агентства по статистике, сосредоточена в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ) населения. Почти в половине сельхозпредприятий поголовье скота насчитывает всего 30–35 голов, подавляющая масса крестьянских (фермерских) хозяйств еще меньше – в 87% случаев размер фермерского стада составляет около 14 голов скота. Неудивительно, что накормить Казахстан ни сельхозпредприятия, ни фермеры не могут – основная доля производства мяса приходится на ЛПХ (см. график 2).

Лишив мелких частников всяческих дотаций, кроме ветеринарной обработки против особо опасных болезней и кредитов, власть надеется на то, что ситуация заставит их объединиться. Кроме того, в этом году будет принят закон «О личном подсобном хозяйстве». В нем Минсельхоз попытался разграничить понятия коммерческого содержания скота и личного потребления. Бесконтрольное содержание домашних животных на личных подворьях в количестве, которое раньше содержалось на фермах, приводит к антисанитарии, выбиванию и деградации пастбищ вокруг поселков. Практически все выпасы требуют рекультивации, улучшения в целом, введения пастбищеоборотов. С принятием закона эти проблемы должны быть решены. Предполагается, что в зависимости от количества пастбищ, размера населенного пункта по санитарным нормам будет определено поголовье для личного использования. Остальной скот должен будет переместиться подальше на отгонные участки. При этом за конкретным лицом надо закрепить пастбищеоборот, с выполнением требований по уходу за ним, подсевом многолетних трав. Но незанятой земли сейчас не осталось. Поэтому надо будет решить вопрос по аренде выпасов. Кроме того, придется стимулировать владельцев пахотных земель на выращивание кормовых культур.

Возможно, крестьяне, содержащие больше 2–3 голов КРС, с принятием закона и сократят поголовье на своем дворе. Но вряд ли массово начнут строить сараи вдали от дома или, объединившись с соседями, хотя бы скромную базу. «Объединить крестьян можно вокруг откормочных площадок, как раньше, в советское время. Когда крестьяне берут на откорм до определенного возраста теленка, потом сдают. Или осеменяют корову, а потом выращивают теленка. При этом контролируется ветсостояние, содержание животного. Для обеспечения полноценной деятельности откормочной площадки на 10 тысяч голов надо задействовать крестьян примерно из 20 деревень», – говорит сенатор Евгений Аман. В этом году должны заработать первые две откормочные площадки на 2 тыс. голов – в Алматинской области и ВКО, с потенциалом расширения до 5 тысяч. Уже несколько лет говорится о необходимости обустройства 5 таких площадок. Наконец дело сдвинулось с мертвой точки. Хотя и 5 площадок – это капля в море.
Все – в кооперативы!

Минсельхоз предлагает крестьянам объединяться в сельские производственные кооперативы (СПК). В 2006–2007 годах выделялись бюджетные средства на «кредитование объединений сельхозтоваропроизводителей и сельского населения в целях предоставления им возможности довести свою продукцию без посредников до потребителя». По словам председателя правления АО «Аграрная кредитная корпорация» Аскарбека Каражигитова, «в течение двух лет прокредитовано 74 объединения на сумму 5,2 млрд тенге, в состав которых вошли около 600 сельхозтоваропроизводителей и более 2,5 тысячи личных подворных хозяйств». В основном средства пошли на создание СПК в сфере производства овощеводческой продукции и снабжения. Кооперативов в области животноводства ничтожно мало. Половина этих объединений была создана в Алматинской области и ЮКО. В этом году на кредитование крестьянских объединений из бюджета выделено лишь 700 млн тенге. На развитие сети кредитных товариществ и их кредитование в 2007−м – 15,1 млрд тенге, из них за счет республиканского бюджета – 6,5 млрд. А в этом году бюджетных средств будет выделено 3,8 млрд тенге. Конечно, у кредитных институтов «КазАгро» есть и собственные средства, однако они будут предложены под более высокие проценты – не менее 10–11%.

Кооперативы способны помочь решить еще одну проблему – неразвитость инфраструктуры. Скоропортящаяся продукция должна быть проверена по качеству, быстро охлаждена, транспортирована к месту переработки или продажи. При этом один скотовоз обойдется в 200 тыс. долларов, грузовик-рефрижератор – дороже, а срок окупаемости транспорта и холодильного оборудования – примерно 5–10 лет. Кроме того, в каждом ауле нужны убойные пункты, в каждом райцентре – ветлаборатории, которые государство пару лет как собирается строить. На 115 районных и 14 областных лабораторий требуется порядка 8 млрд тенге.


Уже есть примеры, доказывающие эффективность кооперативов при решении инфраструктурных вопросов. В Алматинской области при содействии АО «Аграрная кредитная корпорация» (АКК) создан сельский производственный кооператив по сбору и транспортировке молока. Членами кооператива стали несколько крестьянских хозяйств и 145 человек из 15 сел района. АКК выделила кооперативу кредит в 86 млн тенге. Этих денег хватило на французское холодильное оборудование и лабораторию, а также шесть специальных машин для транспортировки молока.

Но регионы Казахстана значительно отличаются друг от друга. На юге традиционно более развиты рыночные отношения, чем, например, в северных и центральных областях. Южные области имеют большую плотность населения. Аграрный сектор северных и центральных регионов больше пострадал в годы реформ и из-за огромных размеров хозяйств и из-за оттока населения. В настоящее время это основные зерносеющие регионы с крупными агроформированиями. Не все из них являются успешными хозяйствами с диверсифицированным производством. Поэтому соседние населенные пункты менее однородны по экономическому потенциалу, чем на юге. Это усложняет объединение крестьян нескольких сел в кооперативы.
Бить по всем фронтам

Большинство специалистов сельского хозяйства убеждены, что при нынешнем состоянии и структуре производства животноводческой продукции в первую очередь надо наладить сбыт, причем по реальным ценам, привязанным и к качеству продукции.

«Почему, когда говорят о господдержке, говорят только о субсидиях! Надо взять несколько приоритетных направлений. Первое – племенное дело, оно позволяет улучшать продуктивные качества животных. Второе – государство должно обеспечить гарантированный закуп. Третье – экспортная направленность. Остальное – бизнес самого хозяина. Частное подворье – очень опасная зона, неосторожные действия политически опасны. Все-таки половина населения живет в селе. Кроме того, это забота и местных властей – поддерживать сельхозпроизводителя, пока нет достаточного количества крепких средне— и крупнотоварных формирований. Местные бюджеты могут выделять деньги частникам и на субсидирование кормов, и на племенное дело. Как, например, Акмолинская область, СКО», – считает председатель правления АО «Республиканский центр по племенному делу в животноводстве “Асыл тулик”» Совет Сатыгул.

В любой стране мира сельское хозяйство – самый регулируемый сектор, потому что здесь высокие риски – природно-климатические, конъюнктурные. А также длительные сроки окупаемости вложений при низкой рентабельности. Это неинтересно для инвесторов. Власти надо от слов о сельском хозяйстве («локомотив нашего дальнейшего развития») перейти к конкретным программам. Не таким, как сейчас – отдельным заплаткам по мере необходимости, а к полноценным планам развития отрасли, с четкими пунк-тами по содержанию, финансированию. Хотя бы на три года в рамках среднесрочного бюджета определить, как будет регулироваться рынок, как будет устраняться диспаритет цен, какие механизмы будут задействованы, какие объекты планируется создать на принципах ГЧП, на каких условиях, при каких гарантиях. Тщательно и аккуратно придется разбираться с объединением личных подсобных хозяйств – на какой основе, до каких размеров. Необходимо проанализировать эффективность использования бюджетных средств государственными АО, РГП, реализующими различные программы в аграрном секторе. Словом, должна быть последовательная государственная политика по созданию условий для доходного сельхозпроизводства в целом и животноводства в частности.

expert.ru

Также в разделе:

За скупку и реализацию краденого мяса грозит уголовная ответственность...

Новый мясокомбинат в Туве начнет свою работу в конце 2016 года...

Тыва республика: Поголовье скота возможно сохранить только совместными усилиями...

В Тоджинском районе обсудили вопросы развития оленеводства в Туве на примере «северных» регионов России...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.